Правда ветра — Глава II

Правда ветра — Глава II

Пробуждение сродни возвращению домой. После долгих странствий по местам, иногда странным и причудливым, иногда спокойным и благополучным, но всегда интересным чем-то (не зря же в них стоит заглянуть), человек заходит в свой дом и садится у огня (камина, костра, газовой плиты). Он видит, что всё вокруг осталось прежним, хотя что-то всё же изменилось. И иногда он понимает, что изменился он сам.

Роланд открыл глаза и огляделся. Небольшой, но уютный домик на опушке леса километрах в пятидесяти от города, домик, который они с Вестой после долгих споров всё же решились купить, теперь казался ещё более уютным и умиротворенным. Сквозь тонкие занавески в окна светило солнце, вырывая из небытия теней различные предметы и играя солнечными зайчиками на стенах.

Роланд осторожно, чтобы не разбудить жену, встал с кровати, накинул на себя халат и прошёл на кухню. Здесь он поставил вариться кофе, взял в руки утреннюю газету и пробежал заголовки глазами. Писали о каких-то революционных открытиях в области социальной механики, подземных людях, стонущих под гнётом ливанских шахтёров, а также о премьере нового фильма Клива Навогебски «Кладущие в гнёзда».

— Яйца шахтёров на сковороде социальной механики! — продекламировал Роланд в сверкающий на солнце пыльный воздух кухни и направился в душ.

Через двадцать минут, посвежевший и усеянный каплями воды, стекающей с мокрых волос, он подхватил дымящуюся чашку кофе и направился обратно в спальню.

Веста всё ещё спала. Он поставил кофе на ночной столик и присел на кровать. Тронул её за плечо.

— Просыпайся, киска, я принёс кофе. Уже одиннадцать. Вставай, а то опоздаем на поезд.

Жена повела головой, приоткрыла сначала один глаз, потом второй, закрыла оба, открыла вновь и медленно перевела их на Роланда. Утренний дом наполнил душераздирающий крик.

На свежевыстиранных зелёных полях появилась новая тень. Она пробежала от одного дерева к другому, принюхалась к неподвижному воздуху и полезла вверх. Там, среди ветвей огромного дуба, где солнце и ночь играют в свои вечные игры, тень рассказала дубу свою историю, и он навеки остался с ней.

— Успокойся, всё уже позади… Ты видела кошмар? — он придвинулся к ней поближе, но Веста нервно отскочила на другую сторону постели, продолжая смотреть на мужа широко открытыми глазами.

— Н-нет… Не знаю… Это ты?

— Нет, я дед Мороз и пришёл похитить тебя, чтобы потом на Рождество подарить какому-нибудь мальчику. — Роланд улыбнулся, но шутка осталась невостребованной. Веста по-прежнему смотрела на него всё теми же странными глазами.

— Ты… изменился. Что… — Веста помотала головой и вновь напряжённо посмотрела на мужа, но спустя секунду расслабилась. — Прости, видимо, мне, правда, приснился кошмар…

Она приняла из его рук чашку с кофе и услышала:

— Всё нормально, этот сон уже прошёл. Просыпайся быстрее и вставай. А я пойду пока соберу вещи.

Зайдя в гостиную, Роланд остановился перед письменным столом и немного помедлил. Не взять ли с собой новый роман, который он начал писать, чтобы потом поработать немного в дороге?.. Нет, не стоит. Последнее время он слишком много времени и мыслей отдал ему, так что тот грозился увязнуть в болоте измученной и не способной уже ни на что интересное фантазии. Нужен отдых, свежие мысли. Отдых… Слишком постаревшее время уже начинало давить на грудь. С каких это пор его жена стала пугаться его по утрам?

Роланд хмуро улыбнулся сам себе. Она сказала, что он изменился. И это ей показалось внезапным.

Он подошёл к зеркалу и посмотрел на своё отражение. С той стороны зеркального стекла на него взглянул ещё молодой человек лет тридцати с чисто выбритым лицом, тёмными волосами и глазами цвета осеннего неба. Чистыми и глубокими глазами, в которых однако он увидел что-то новое. Роланд вгляделся в своё отражение, и человек с той стороны посмотрел на него ещё пристальнее. Они давно были знакомы, но теперь смотрели друг на друга так, как будто видели друг друга впервые.

Он изменился. Что-то в нём появилось новое. Но что?

На станцию молодые супруги шли молча.