11 августа. Ороктой.

11 августа. Ороктой.

Сегодня с утра дежурит Нина. Накануне она договорилась с Юрой о том, что утром она подежурит за него, а он за это зашьёт ей ботинок. Когда я вылез из палатки, они с Егором готовили завтрак, и вид у Нины был ещё тот. Наверно, у меня не лучше. Спали часов пять. Погода пока довольно ясная, но облака явно обещают ухудшение где-то к полудню, может, немного позже. Позавтракали. Я предложил Бородею собраться и выйти, пока ещё довольно ясно, но он вместо этого подбил народ прогуляться к скальнику выше по отрогу. Сам он там уже был с утра, а теперь горел идеей показать его красоты остальным. С ним пошёл Шурик и ещё несколько человек. Остальные, включая меня, сушат вафли в лагере. Попробовали курить карликовую берёзку. Дурдом. Ромыч надыбал где-то у ручья немного деревяг, я попытался развести костёр, но деревяги слишком сырые. Бородей и те, кто ходил с ним, вернулись как раз к ухудшению погоды. Пообедали. Ещё до этого у Егора снова дико разболелся живот. Сидим в лагере. Я тусуюсь в палатке с Ниной, Михой, Шуриком и Петяном. Мимо прошла группа иностранцев — две женщины, мужик и их проводник с лошадьми. Бородей вытащил меня поговорить с ними. По-английски общаться могу, по ходу, только я. Соли у них нет, сигарет тоже. Перекинулись ещё парой слов, и они рванули дальше. Часам к 5-ти Бородей подорвал всех собираться. Собираемся в перерывах между извержениями воды с небес. Мокро. Собрались и вышли в ливень. Шурик взял у меня плеер послушать по дороге. На «перевале» в долину Ороктоя в стороне увидели нефиговое стадо овец. Ну и звуки… Спускаясь к Ороктою, встретили двух туристов, мужчину и женщину, которые отсыпали нам немного соли. Поговорили с ними и рванули дальше. Было бы неплохо сегодня успеть до пасеки на другом берегу Ак-Кема, но, судя по всему, до темноты нам это не удастся. Предложил Бородею дойти до пасеки в любом случае, на что он ответил своим «посмотрим». Смотреть он собирается в первую очередь на состояние Егора. Тропу размыло, и на спусках она превратилась в пародию на горнолыжный курорт. К Ороктою вышли километров за 5 до Ак-Кема, уже в темноте. Идём вниз, высматривая место для стоянки. Надеюсь в душе, что до самой пасеки его не найдём. Сегодня весь ходовой день то, что я вижу вокруг, дико напоминает мне первую сцену в “Diablo II”. Кайфово. Километра за два до Ак-Кема набрели на стоянку туристов. Костёр, люди, лошади… Люди предложили встать рядом с ними. Бородей согласился. Против этого были все, кроме него и Ромыча, но с Бородеем спорить сложно. Поставились метрах в 30-ти от соседей. Они нас угостили несколькими сигаретами лёгкого «Парламента». Поужинали и, немного посидев, разбрелись по палаткам. Нина по-прежнему стесняется переселяться ко мне, боясь смешков остальных. Глупо, по-моему. Мрачно засыпаю.